Заказать еду шаверма в Тамбове. Шаверма в тамбове


Шаурма Тамбова на карте

'); (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-6868-4", renderTo: "yandex_ad_R-6868-4", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); if (winHeight > 820) { $('#yandex_ad_R-6868-4').after(''); (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-6868-10", renderTo: "yandex_ad_R-6868-10", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); } } if (winWidth > 721) { if ($("div").is("#sidebar-profile-content-css")) { $('#sidebar-profile-content-css', '#sidebar-list-content').after(''); } else if ($("div").is(".owner-bsn")) { $('div.owner-bsn').before(''); } /* (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-A-6868-12", renderTo: "yandex_ad_R-6868-1", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); */ (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(6868, "yandex_ad_R-6868-1", { stat_id: 1, ad_format: "direct", type: "posterVertical", border_type: "block", limit: 2, title_font_size: 3, border_radius: true, links_underline: true, site_bg_color: "FFFFFF", border_color: "FFFFFF", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", sitelinks_color: "0000CC", favicon: true, no_sitelinks: false }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.type = "text/javascript"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(window, document, "yandex_context_callbacks"); /* (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-6868-1", renderTo: "yandex_ad_R-6868-1", async: true }, function () { //$('#yandex_ad_R-6868-1').hide(); scrollFrame.list.sly('reload'); }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); */ } // МОБАЙЛ else { if ($("div").is("#sidebar-profile-content-css")) { $('#sidebar-profile-content-css', '#sidebar-list-content').after(''); } else if ($("div").is(".owner-bsn")) { $('div.owner-bsn').before(''); } (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-A-6868-14", renderTo: "yandex_ad_R-6868-1", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-A-6868-15", renderTo: "yandex_rtb_R-A-6868-15", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); /* (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(6868, "yandex_ad_R-6868-1", { stat_id: 1, ad_format: "direct", type: "posterVertical", border_type: "block", limit: 2, title_font_size: 3, border_radius: true, links_underline: true, site_bg_color: "FFFFFF", border_color: "FFFFFF", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", sitelinks_color: "0000CC", favicon: true, no_sitelinks: false }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.type = "text/javascript"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(window, document, "yandex_context_callbacks"); */ /* (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-6868-1", renderTo: "yandex_ad_R-6868-1", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); */ }

advisor.kmvcity.ru

Шаверма Тамбова на карте

'); (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-6868-4", renderTo: "yandex_ad_R-6868-4", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); if (winHeight > 820) { $('#yandex_ad_R-6868-4').after(''); (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-6868-10", renderTo: "yandex_ad_R-6868-10", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); } } if (winWidth > 721) { if ($("div").is("#sidebar-profile-content-css")) { $('#sidebar-profile-content-css', '#sidebar-list-content').after(''); } else if ($("div").is(".owner-bsn")) { $('div.owner-bsn').before(''); } /* (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-A-6868-12", renderTo: "yandex_ad_R-6868-1", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); */ (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(6868, "yandex_ad_R-6868-1", { stat_id: 1, ad_format: "direct", type: "posterVertical", border_type: "block", limit: 2, title_font_size: 3, border_radius: true, links_underline: true, site_bg_color: "FFFFFF", border_color: "FFFFFF", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", sitelinks_color: "0000CC", favicon: true, no_sitelinks: false }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.type = "text/javascript"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(window, document, "yandex_context_callbacks"); /* (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-6868-1", renderTo: "yandex_ad_R-6868-1", async: true }, function () { //$('#yandex_ad_R-6868-1').hide(); scrollFrame.list.sly('reload'); }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); */ } // МОБАЙЛ else { if ($("div").is("#sidebar-profile-content-css")) { $('#sidebar-profile-content-css', '#sidebar-list-content').after(''); } else if ($("div").is(".owner-bsn")) { $('div.owner-bsn').before(''); } (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-A-6868-14", renderTo: "yandex_ad_R-6868-1", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-A-6868-15", renderTo: "yandex_rtb_R-A-6868-15", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); /* (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(6868, "yandex_ad_R-6868-1", { stat_id: 1, ad_format: "direct", type: "posterVertical", border_type: "block", limit: 2, title_font_size: 3, border_radius: true, links_underline: true, site_bg_color: "FFFFFF", border_color: "FFFFFF", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", sitelinks_color: "0000CC", favicon: true, no_sitelinks: false }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.type = "text/javascript"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(window, document, "yandex_context_callbacks"); */ /* (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-6868-1", renderTo: "yandex_ad_R-6868-1", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); */ }

advisor.kmvcity.ru

Как готовят шаурму в Тамбове. Вааг Манукян рассказал о главных особенностях своего блюда

В настоящее время трудно представить себе человека, который хотя бы раз в своей жизни не попробовал шаурму. Это ближневосточное блюдо из лаваша, начиненного рубленным мясом и овощами, прочно завоевало любовь россиян. О шаурме слагают стихи, сочиняют песни, рассказывают анекдоты и даже используют ее в качестве атрибута для фотосессий. Однако в Тамбове она до недавнего времени не была такой популярной, как в Москве или Санкт-Петербурге. Палатки с шаурмой стали массово открываться в нашем городе лишь в последние несколько лет. Изучив в социальных сетях мнения тамбовчан о том, где готовят шаурму вкуснее всего, мы отправились к Ваагу Манукяну, чья продукция получила наибольшее количество положительных отзывов.

- Поздно вы пришли ребята, - сетует Вааг. – Мяса практически не осталось, фотографировать нечего.

Несмотря на то, что на часах нет еще и пяти вечера, хозяин палатки уже готовится ее закрывать.

- Я работаю ровно до того момента, пока у меня не закончатся продукты, - объясняет Вааг Манукян. – Никогда не беру много мяса, ведь если оно останется, то на следующий день будет уже не свежим.

У расположенной неподалеку от гипермаркета «Ашан» точки всегда очередь. По словам хозяина, некоторые покупатели готовы ждать свое любимое блюдо по полчаса и это обстоятельство удивляет даже его самого. Отсюда возникает вполне резонный вопрос: что же все-таки делает шаурму от Ваага среди тамбовчан такой рейтинговой? Но сам герой материала всех своих секретов предпочитает не выдавать.

- Готовя шаурму, всегда надо придумывать что-то свое, - говорит Вааг. – Не нужно никому подражать, за кем-то подсматривать. Если ты считаешь себя не просто торговцем, а настоящим поваром, то должен реализовывать свои собственные задумки. Это только на первый взгляд кажется, что у всех все одинаково. На самом же деле отличия весьма значительны. В чем особенность моей шаурмы? Это секрет, и я никогда его не раскрою.

Бытует мнение, что очень многое в блюде зависит от соуса. Дескать, благодаря нему одна шаурма может значительно отличаться от другой. Но Вааг с подобной точкой зрения не согласен.

- Нельзя говорить, что в шаурме главное – это соус. На самом деле, главное – все! Во-первых, все продукты обязательно должны быть свежими. Во-вторых, мясо следует промариновать так, чтобы оно по вкусовым качествам совпадало с остальными ингредиентами – помидорами, огурцами, луком, капустой. Это очень важно. Ведь бывает так, что мясо вроде бы приготовлено вкусно, но элементарно не сочетается с овощами. Что касается соуса, то я добавляю в него очень много всего. Причем, только натуральное. Что именно? Секрет. Если я расскажу, на следующий же день этот рецепт будут использовать другие (смеется).

Главные критики шаурмы обычно делают упор на то, что блюдо зачастую готовится в антисанитарных условиях, в нем может использоваться просроченное мясо, да и в целом, подобная пища вредна для здоровья.

- Как шаурма может быть вредна? – недоумевает Вааг. – Разве помидор, огурец, лук, капуста, куриное мясо, тонкий лаваш, немножечко соуса и кетчупа – это вредная еда? Одно дело, когда ты не видишь, как тебе готовят. Но у меня все на виду. Любой человек может подойти ко мне и сказать: «брат, дай мне посмотреть чек на покупку мяса, чтобы я смог убедиться, свежее ли оно или нет». Я никогда не откажу. Всегда сохраняю у себя все чеки.

По словам Ваага, он мог бы делать шаурму еще более вкусной, но в таком случае ее цена заметно бы возросла.

- Подбирая ингредиенты, я отталкивался от покупательной способности тамбовчан. Узнавал какие в городе средние зарплаты, сколько может обычный житель Тамбова потратить на шаурму. Моей целью являлось создать продукт, который был бы качественным, вкусным и одновременно недорогим. Поэтому, нынешняя порция – это что-то вроде золотой середины. Если подобный вариант нравится людям, то пусть будет так. Экспериментировать я не хочу. Хотя, конечно, в блюдо можно добавить еще много всего, но тогда оно станет дороже.

А вот чего тамбовчане никогда не попробуют в шаурме от Ваага, так это горчицы.

- Считаю, что добавлять горчицу ни в коем случае нельзя. Не хочу быть советчиком, но мне кажется, что она совершенно не подходит к этому блюду. Горчица точно не для шаурмы.

Несмотря на то, что Вааг Манукян говорит о том, что старается не изобретать велосипед, небольшие эксперименты он все-таки иногда проводит.

- Как-то раз я решил добавить в шаурму кинзу, - вспоминает Вааг. – У меня на родине ее очень любят. А вот жителям Тамбова она пришлась не по вкусу. Одна девушка мне после этого написала: «Вааг, ты что натворил?! Зачем ты испортил шаурму кинзой? Убирай ее немедленно!» Я удивился, говорю: «так это же все ради вас! Чтобы вам вкуснее было!» Но, что поделать, правило «клиент всегда прав» еще никто не отменял. С тех пор кинзу я больше не использую.

Со своими покупателями Вааг Манукян общается не только во время продажи шаурмы, но и в Интернете. В социальной сети «ВКонтакте» есть группа, в которой клиенты оставляют свои отзывы.

- Я там всех прошу: пишите правду! Если хотите есть качественный продукт, то не стесняйтесь указывать на недостатки. Что нужно добавить, что убавить. Все это пригодится мне для того, чтобы приготовить шаурму, которая бы нравилась как можно большему количеству человек. Понятное дело, что всем не угодишь. Например, один клиент как-то пожаловался на чеснок в соусе. Сказал, что он его ненавидит. Что ж, бывает. Значит мое блюдо просто не для него.

За шаурмой к Ваагу приходят самые разные люди, независимо от возраста и социального положения.

- Некоторые мои покупатели имеют возможность хоть каждый день питаться в дорогих ресторанах, но все равно приезжают ко мне и покупают шаурму. Другие же, наоборот, испытывают трудности. Часто бывают случаи, когда люди говорят, что им немного не хватает и тогда я делаю скидку. Еще ни разу никому не отказывал. Также приходит много пенсионеров. Если я вижу, что в очереди стоит совсем старая бабушка, то даю ей шаурму бесплатно.

Помимо шаурмы, одно время Вааг готовил еще и собственные бургеры. Однако развернуться в маленькой палатке довольно непросто. Поэтому в планах у Манукяна открытие своего кафе.

- Я делал «армбургеры». Кому-то они нравились, кому-то нет. Но в конечном счете решил перестать их готовить. Все-таки у меня слишком тесно. Но к идее с «армбургерами» я обязательно вернусь. Моя мечта – открыть собственное кафе, в котором я смогу реализовывать все свои кулинарные идеи. Даст Бог, все сложится.

Открывать кафе Вааг Манукян хочет только в Тамбове, который называет своей второй родиной.

- Я приехал сюда пять лет назад из Армении. Здесь жили мои знакомые. Сразу же захотел открыть палатку с шаурмой, но не было такой возможности. Первое время приходилось трудиться в других сферах.

Теперь о далекой родине Ваагу напоминают флаг Армении и православная икона, повешенные в его палатке.

- Я родился в Армавире. Но не в том, который находится в Краснодарском крае. В Армении тоже есть город с таким именем, в честь него как раз и назвали потом краснодарский Армавир. Конечно, я скучаю по Армении, но и в Тамбове мне очень нравится. У нас здесь семейный бизнес. Готовить шаурму мне помогают мои брат с сестрой. Чужих людей у нас нет.

Время идет, а очередь у палатки не становится меньше. Складывается такое впечатление, будто Вааг не отдыхает никогда.

- Людей много, сложно. Но как по-другому? Если хочешь чего-то добиться, нужно работать. Никому ничего не дается легко. У меня есть цель и мечта – открыть собственное кафе. И я буду к ней стремиться.

Правда на новогодние праздники Вааг все-таки дал себе слабину. Целых десять дней тамбовчане вынуждены были обходиться без его шаурмы.

- Я не любитель бурно праздновать: не пью, не курю. Поэтому все каникулы отсыпался. Уже после Нового года, 2 января, встретился в автобусе с одним из своих покупателей. Он подошел ко мне и спросил: «Вааг, когда ты откроешься?». А я ему отвечаю: «хоть бы с праздником сначала поздравил, а ты все про шаурму». Посмеялись с ним.

Вааг признается, что готовить еду для него – это не просто бизнес, а целое призвание.

- Кто-то делает шаурму только для того, чтобы банально заработать. Для меня же это нечто большее. Дело всей жизни. Мне очень важно мнение людей. Я всегда прислушиваюсь к своим покупателям. Слава Богу, пока все идет хорошо.  В Тамбове у меня многое удачно складывается. Здесь я получил российское гражданство, работу, уважение местных жителей, которых я тоже очень уважаю. А когда у тебя все получается, то ты автоматически начинаешь любить людей, город, страну…

фото: Павел Терехов

 

znak.city

Чем петербургская шаверма отличается от московской шаурмы

Так уж повелось, что в городе на Неве отродясь не было шаурмы. Была шаверма. Это как бордюр и поребрик. Ну не нравилось петербуржцам говорить по-московски. Долгие годы все было в порядке и лишь в последнее время словно грибы после дождя в Северной столице начали появляться ларьки с шаурмой. «Комсомолка» попыталась разобраться в ситуации и узнать, в чем же разница.

ВОСТОК - ДЕЛО ТОНКОЕ

Как же правильно готовить сие чудо, придуманное на Ближнем Востоке? Поиски настоящего первозданного рецепта в интернете успехом не увенчались. А все потому, что неизвестно, кто и где первым придумал это сытное блюдо. То ли турки, то ли арабы, то ли еще кто. Ясно лишь одно: едва изобрели кушанье, оно тут же обрело бешеную популярность и повара начали свои эксперименты с рецептом. Упаковали в питу - одно блюдо, в лаваш - уже другое. Заменялись соусы, добавлялись ингредиенты, использовалось разное мясо. Название блюда тоже менялось. Шаурма, шаверма, шаварма, шуарма, шаферма, донар, денер-кебаб - это далеко не все варианты. В итоге кулинары готовили по-разному и называли по-своему, не придерживаясь строгих правил. Отсюда и возникла путаница с названиями и рецептами. Сам черт ногу сломит, если попытается в этом разобраться. Отчаявшись получить ответы в интернете, «Комсомолка» отправилась к поварам, чтобы узнать, какой вариант названия блюда правильный - московский или петербургский. И есть ли разница в составе шаурмы и шавермы.

ТЫСЯЧА И ОДИН РЕЦЕПТ

- Курица, салат, лук, соус. Только красного соуса больше добавляем, - пояснили мне повар и продавец в ларьке возле станции метро «Старая Деревня». Так как в этой сети торгуют шаурмой, то про куру вместо курицы я даже заикаться не стал. Спросил лишь, знают ли они о различиях между московским и петербургским названием блюда. Не знали. Объяснил. - А я все гадала, почему по-разному пишут, - удивилась девушка-продавец. - Думала, что так правильно. У нас в Дагестане говорят «шаурма». Отправляюсь дальше. В «Бистро» недалеко от станции метро «Чкаловская» раньше продавали шаверму. Теперь в меню шаурма.

Хорошая шаверма - самый вкусный перекус. Никаких гамбургеров не надо.Фото: Евгения ГУСЕВА

- У нас повар поменялся. Нынешний готовит по новому рецепту, с красным соусом и капустой, - пояснили в заведении. Раньше в состав блюда входил только белый чесночный соус, никакой капусты не было. Только кура, помидоры, огурцы, немного листьев салата, лук и соус. Шаверма была вытянутой, в хрустящем лаваше, сочной и вкусной. Сейчас она почти квадратная, в ней много капусты, а соус без остринки. Одним словом, шаурма. Кстати, добавлять капусту начали в столице. В городе на Неве повара долгое время считали добавление этого элемента дурным тоном. Об этом мне сообщили в одной из старейших шаверм. - Рецепт блюда зависит от повара, как и название. Кто-то добавляет картошку, кто-то капусту или корейскую морковку. Могут все сразу соединить и белый и красный соусы тоже смешать. Вообще так в Москве делают. В Северной столице долгое время старались сохранять традицию, но сейчас появляются новые заведения, и все чаще можно наткнуться именно на шаурму. То есть совсем не то, что искали, - поделились с журналистом «КП» в «Шаверме» на углу Невского и Литейного проспектов. - То есть, если не хочешь разочароваться, лучше спросить, что внутри? - Конечно. В нормальном заведении вам всегда скажут, что входит в состав.

В ПОИСКАХ ИДЕАЛЬНОЙ ШАВЕРМЫ

Где же найти ту самую, легендарную петербургскую шаверму, о которой говорят: «Не поел ее - зря ездил в Петербург»? Без капуст, картошки и прочих добавок? Как выяснилось, в нашем городе поисками идеальной шавермы занято несколько тысяч людей. Все они состоят в группе «Обзоры шавермы в Питере и области» в соцсети ВКонтакте. Там пишут о своих походах в общепит и делятся впечатлениями о съеденном. Такая же группа есть и в Белокаменной, только там шаурму обозревают. Ни в коем случае не вздумайте в петербургской группе написать название этого блюда по-московски. Вас съедят живьем, ибо участники свято уверены, что в Северной столице есть место только для шавермы. Вообще есть мнение, что настоящий житель города на Неве чувствует потерю аппетита вкупе с несварением, если услышит или прочитает слово «шаурма». Мы связались с администраторами петербургской группы.

Продавцы временами сами не знают. как правильно называть их блюдо.Фото: Евгения ГУСЕВА

- Как появилась идея создать такую группу и насколько часто выходят у вас обзоры? - Создали по аналогии с московской. Оказалось, в культурной столице эта тема тоже востребована. В среднем публикуется три-четыре обзора в день. С учетом того, что группа небольшая, получается, что подписчики довольно активны. - Удалось найти лучшую шаверму Петербурга? - В том-то и дело, что эти поиски субъективны и зависят от личного вкуса. Всем нужен разный набор ингредиентов и разное их количество. Поэтому мы ввели довольно много критериев оценки, чтобы подписчики могли вынести максимум полезной информации из каждого обзора. Однако раз посты поступают, значит, люди все еще ищут, пытаются понять, какая она - идеальная шаверма. Но у каждого она своя.

ГДЕ СТОИТ ПОПРОБОВАТЬ:

- НА УГЛУ НЕВСКОГО И ЛИТЕЙНОГО ПРОСПЕКТОВ. Место поистине историческое. Говорят, эта красная вывеска появилась в городе в числе первых. Практически каждый оказавшийся поблизости турист считает своим долгом заскочить за лакомством именно сюда, настолько распространилась слава этого заведения. Говорят, именно про эту шаверму пела группа «Кирпичи». - НА ПЕРЕСЕЧЕНИИ УЛИЦ БЕЛЫ КУНА И СОФИЙСКОЙ. Вторая по легендарности и первая по опасности, так как находится в Купчино. Нередко среди посетителей встречаются не очень доброжелательно настроенные личности. Тем не менее само блюдо здесь готовят очень вкусно. - НА УГЛУ УЛИЦ ЯРОСЛАВА ГАШЕКА И КУПЧИНСКОЙ. Еще одно известное на весь город заведение. Также могут попасться не очень приветливые посетители, однако риск того стоит - здешняя шаверма самая большая. Весит больше полкило, и не всякий взрослый мужчина способен осилить данную порцию. Если ощущаете зверский голод - вам сюда. - «У ДЖАМАЛА» НА ДУМСКОЙ. Гуляющая на Думской улице молодежь утверждает, что здесь шаверму готовят не менее вкусно, чем на углу Невского и Литейного проспектов. А это серьезное заявление и гарантия качества. Загуляли на Думской - загляните к Джамалу.

ЕЩЕ НЕМНОГО ПРО НАЗВАНИЕ:

В Москве - шаурма, в Петербурге - шаверма, в находящейся между ними Твери - шаварма. В Екатеринбурге и Перми шаурма - это когда в лаваше, а шаверма - в пите. Если вам захочется отведать этого блюда в Чехии, забудьте слова «шаурма» и «шаверма», никто не поймет, что вам нужно. А вот если закажете гирос, получите искомое. В Болгарии используется название «дюнер». Продавцов шавермы в шутку называют шаверменами, шавермахерами, шавермистами и шавермачо.

www.tambov.kp.ru

Заказать еду шаверма Тамбова на карте

'); (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-6868-4", renderTo: "yandex_ad_R-6868-4", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); if (winHeight > 820) { $('#yandex_ad_R-6868-4').after(''); (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-6868-10", renderTo: "yandex_ad_R-6868-10", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); } } if (winWidth > 721) { if ($("div").is("#sidebar-profile-content-css")) { $('#sidebar-profile-content-css', '#sidebar-list-content').after(''); } else if ($("div").is(".owner-bsn")) { $('div.owner-bsn').before(''); } /* (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-A-6868-12", renderTo: "yandex_ad_R-6868-1", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); */ (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(6868, "yandex_ad_R-6868-1", { stat_id: 1, ad_format: "direct", type: "posterVertical", border_type: "block", limit: 2, title_font_size: 3, border_radius: true, links_underline: true, site_bg_color: "FFFFFF", border_color: "FFFFFF", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", sitelinks_color: "0000CC", favicon: true, no_sitelinks: false }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.type = "text/javascript"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(window, document, "yandex_context_callbacks"); /* (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-6868-1", renderTo: "yandex_ad_R-6868-1", async: true }, function () { //$('#yandex_ad_R-6868-1').hide(); scrollFrame.list.sly('reload'); }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); */ } // МОБАЙЛ else { if ($("div").is("#sidebar-profile-content-css")) { $('#sidebar-profile-content-css', '#sidebar-list-content').after(''); } else if ($("div").is(".owner-bsn")) { $('div.owner-bsn').before(''); } (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-A-6868-14", renderTo: "yandex_ad_R-6868-1", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-A-6868-15", renderTo: "yandex_rtb_R-A-6868-15", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); /* (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(6868, "yandex_ad_R-6868-1", { stat_id: 1, ad_format: "direct", type: "posterVertical", border_type: "block", limit: 2, title_font_size: 3, border_radius: true, links_underline: true, site_bg_color: "FFFFFF", border_color: "FFFFFF", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", sitelinks_color: "0000CC", favicon: true, no_sitelinks: false }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.type = "text/javascript"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(window, document, "yandex_context_callbacks"); */ /* (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-6868-1", renderTo: "yandex_ad_R-6868-1", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); */ }

advisor.kmvcity.ru

Та самая шаурма

Казалось, шаурмой сейчас никого не удивишь - но в один день она оказалась в центре всеобщего внимания. После того, как на радио «Комсомольская правда» глава департамента торговли и услуг Москвы Алексей Немерюк ответил на вопрос о дальнейшей судьбе таких ларьков, в соцсетях начался флешмоб #Шаурмаживи.

Есть что сказать о шаурме и нашему обозревателю.

***

В гостинице в Нижнем Новгороде было нечего есть. То есть совсем: в девять утра скудный завтрак из холодного яйца вкрутую, а потом только кипяток.

И кафе по приемлемым ценам рядом тоже не было: теплый салат за 590 рублей несколько перекрывает командировочные журналиста из центральной газеты. Магазин был, но продавалась в нем не еда, а выпивка и закуска, то есть консервы. Две недели питаться консервами — это, я вам скажу, опыт...На третью я взвыла и спросила журналистов из нашей нижегородской редакции: что делать? Есть варианты кроме «Макдоналдса» и колбасы?

- Бренд нашего города — шаурма, - ответили мне. - Побывать в Нижнем и не съесть шаурмы...

- Сбрендили, - горестно подумала я. - Город стоит на Волге, значит, здесь должны быть расстегаи, уха по-нижегородски, гречневая каша с грибами. Они бы еще долма с мацони брендом сделали...

Но вслух я сказала мрачно:

- Пробовала я вашу шаурму. Одна капуста, как в Москве...

- Нет! - рассмеялись журналисты. - ТА САМАЯ шаурма – на Средном рынке. Попробуйте, не пожалеете.

Голод грыз меня пополам с любопытством.

- На Средной, - сказала я таксисту.

- А куда конкретно?

Ой! А улицу-то я не спросила...

- Где шаурма... - проблеяла нерешительно.

Что характерно, вопросов у таксиста не возникло.

Рядом топталось человек пятнадцать, сверху было написано: «Та самая шаурма на Средном» и «ИП «Григорян»Фото: Ульяна СКОЙБЕДА

ТРАНСЛЯЦИЯ ЖАРКИ НА ЖИДКОКРИСТАЛЛИЧЕСКИЙ ЭКРАН

Такси подкатило к большой палатке. Рядом топталось человек пятнадцать, сверху было написано: «Та самая шаурма на Средном» и «ИП «Григорян».

- Еще и очередь! - возмутилась я.

- Всегда очередь, - возразил таксист. - Круглые сутки. Когда они только открылись, я думал: наркотики продают, что ли? А они качеством берут. Триста тысяч в день у них оборот минимум. Шаурмы полно — а весь город едет к ним...

После такой рекламы не отстоять пятнадцать минут было глупо. Тем более что очередь идет быстро: в одном окне молодой человек, по виду армянин, берет деньги, в другом чеки собирает и выдает заказы. Только и слышно:

- Две маленькие и в сырном лаваше!

- Одна с картошкой и одна мини!

- Острая без лука!

Цены, что характерно, ровно такие же, как и на остальную городскую шаурму: 120-140 рублей. Рядом на установленном прямо на улице ж/к экране транслируется, как жарится на шампурах шашлык.

- Вип! - наконец выкрикивает подавальщик и выдает мне в окошко... сверток из лаваша размером с белый батон.

Я никогда не видела такой шаурмы. Она больше обычной раза в три минимум, а если разрезать «батон» на куски и разложить по тарелкам, то можно накормить четверых...

- Вку-усные пирОжки-тО, - ласково окая, сказал очередной таксист, кивая на дразняще пахнущий сверток у меня на коленях. Рыжей бородой таксист удивительно смахивал на корреспондента «Комсомольской правды» Николая Варсегова. Он подбросил меня до гостиницы.

У шаурмы на Средном уже и фирменные пакеты, и фирменные салфетки, и доставка, и сайт в Интернете, и добрая молва, и отзывы в соцсети...Фото: Ульяна СКОЙБЕДА

КАРТЕЛЬНЫЙ СГОВОР ДОРОГОВИЗНЫ

В номере на диване я наконец-то прокусила горячий лаваш и... много думала о человеческой жадности, рентабельности бизнеса, деловой репутации и прочих вещах, в которых плохо ориентируюсь.

Почему палатки всей страны делают шаурму из капусты и безвкусной курицы (чуть-чуть, для запаха)?

Мы думаем: аренда точки, поборы, зарплата — иначе, мол, расходы не окупятся.

А почему у Григоряна окупаются? В григоряновской шаурме – крупный свиной шашлык, отлично замаринованный и зажаренный на открытом огне (этот вкус ни с чем не спутаешь). По существу ты ешь мясо в лаваше, гарнированное маринованной морковью, свежими помидорами и луком, щедро заправленное майонезным соусом...

И платишь ты за эту роскошь ровно столько, сколько в других местах за капусту!

В чем причина? Почему Григорян понимает, что если ты делаешь вкусно, дешево и хорошо, то люди ломятся к тебе сотнями и ты за счет оборота оказываешься в прибыли? У шаурмы на Средном уже и фирменные пакеты, и фирменные салфетки, и доставка, и сайт в Интернете, и добрая молва, и отзывы в соцсети...

Автор никогда не видела такой шаурмы. Она больше обычной раза в три минимум, а если разрезать «батон» на куски и разложить по тарелкам, то можно накормить четверых...Фото: Ульяна СКОЙБЕДА

И почему этой простой вещи не понимают остальные повара-производители?

Почему мы едим колбасу из растительного наполнителя и химии, а «деревенские», сделанные из мяса, соли и специй колбасы и сосиски стоят астрономических денег, причем изготовители натуральных деликатесов застенчиво ковыряют землю ботинком: «Санкции-курс доллара-подорожали корма для скотины...»

А у Григоряна – не подорожали? Или колбаса делается из какой-нибудь другой свинины? Или дым для шашлыка стоит как-нибудь сильно дешевле дыма для коптильни?

Или мы просто имеем картельный сговор: «Жрите плохое за дорого либо хорошее за баснословные деньги», - а Григорян разорвал порочный круг, стал уникальным явлением и брендом...

Кстати, я узнавала: может, он родственник бандитов? Работает на каких-нибудь особенных условиях?

Нет, говорят. Просто коммерсант, который видит дальше своего носа...

- Дайте мне две вип с картошкой, я в Москву в подарок отвезу, - сказала я, заехав на Средной перед поездом.

- В пакет получше упакуем, - ничуть не удивился армянин.

Остальные предприниматели в Нижнем Новгороде, я считаю, должны брать с него пример. Да и не только в Нижнем.

www.tambov.kp.ru

Выпечка шаверма Тамбова на карте

'); (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-6868-4", renderTo: "yandex_ad_R-6868-4", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); if (winHeight > 820) { $('#yandex_ad_R-6868-4').after(''); (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-6868-10", renderTo: "yandex_ad_R-6868-10", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); } } if (winWidth > 721) { if ($("div").is("#sidebar-profile-content-css")) { $('#sidebar-profile-content-css', '#sidebar-list-content').after(''); } else if ($("div").is(".owner-bsn")) { $('div.owner-bsn').before(''); } /* (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-A-6868-12", renderTo: "yandex_ad_R-6868-1", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); */ (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(6868, "yandex_ad_R-6868-1", { stat_id: 1, ad_format: "direct", type: "posterVertical", border_type: "block", limit: 2, title_font_size: 3, border_radius: true, links_underline: true, site_bg_color: "FFFFFF", border_color: "FFFFFF", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", sitelinks_color: "0000CC", favicon: true, no_sitelinks: false }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.type = "text/javascript"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(window, document, "yandex_context_callbacks"); /* (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-6868-1", renderTo: "yandex_ad_R-6868-1", async: true }, function () { //$('#yandex_ad_R-6868-1').hide(); scrollFrame.list.sly('reload'); }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); */ } // МОБАЙЛ else { if ($("div").is("#sidebar-profile-content-css")) { $('#sidebar-profile-content-css', '#sidebar-list-content').after(''); } else if ($("div").is(".owner-bsn")) { $('div.owner-bsn').before(''); } (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-A-6868-14", renderTo: "yandex_ad_R-6868-1", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-A-6868-15", renderTo: "yandex_rtb_R-A-6868-15", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); /* (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(6868, "yandex_ad_R-6868-1", { stat_id: 1, ad_format: "direct", type: "posterVertical", border_type: "block", limit: 2, title_font_size: 3, border_radius: true, links_underline: true, site_bg_color: "FFFFFF", border_color: "FFFFFF", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", sitelinks_color: "0000CC", favicon: true, no_sitelinks: false }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.type = "text/javascript"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(window, document, "yandex_context_callbacks"); */ /* (function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-6868-1", renderTo: "yandex_ad_R-6868-1", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks"); */ }

advisor.kmvcity.ru


Смотрите также