Учитесь, славяне, любить свой город и бороться с коричневой чумой. Нацисты тайком едят шаверму


Культурный шок. Материалы к передаче. Выставка «Искусство против нацизма»

В минувшие выходные антифашисты и гражданские активисты расклеили прямо в метро стикеры, которые назвали выставкой «Искусство против нацизма». Она была приурочена к памятным мероприятиям 19 января, годовщине убийства адвоката Станистлава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Специально для этого художники сделали и прислали работы из России, США, Аргентины, Сербии, Италии, Франции, Нидерландов; выставку поддержали авторы из Таганрога, Риги, Москвы и Санкт-Петербурга. Некоторые плакаты стали символом противодействия национализму, один из них «Нацисты едят шаверму тайком» арт – группы Аффинити. Обществу не хватает солидарности, а действовать приходится партизанскими методами, объясняют активисты комитета 19 января. Несколько участников этого проекта придут на Эхо в «Культурный шок». Ниже материалы к передаче – стикеры «Искусство против нацизма.

Задать вопрос к эфиру «Культурного шока»>>>

Здесь мы публикуем лишь некоторые из работ участников выставки «Искусство против нацизма», которая успешно проходит в самом крупном музее Москвы — в метрополитене. Для участия в выставке свои произведения прислали около 20 художников и активистов из США, Аргентины, Сербии, Италии, Франции, Нидерландов; выставку поддержали авторы из Таганрога, Риги, Москвы и Санкт-Петербурга. Особенность этой выставки в том, что каждый может стать ее участником. Достаточно скачать и распечатать стикеры, размещенные у нас на сайте или же нарисовать и распространить свой собственный вариант, в любом случае это будет менять ситуацию. Если искусство выступает против нацизма, нам так же стоит объединиться и выйти 19 января на антинацистское шествие памяти Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой. Скачивайте PDF-версии, расположенные под изображениями, распечатывайте и распространяйте где это возможно!

Шествие против нацизма, 19 января в 19:01

Шествие против нацизма, 19 января в 19:01 382.9 KiB, 23 hits

ЭМОРИ ДУГЛАС, «АФРОАМЕРИКАНСКАЯ СОЛИДАРНОСТЬ», 1969

ЭМОРИ ДУГЛАС, «АФРОАМЕРИКАНСКАЯ СОЛИДАРНОСТЬ», 1969 1,013.6 KiB, 17 hits

Классик политического графического искусства ХХ века, знаменитый американский художник Эмори Дуглас — министр культуры леворадикальной партии «Черные пантеры» (1967—1980), бессменный иллюстратор еженедельной партийной газеты с одноименным названием примет участие в графическом марафоне, который инициировал Комитет 19 января. Эмори Дуглас вошел в историю искусства как бескомпромиссный левый активист, борец за права афроамериканцев в США. В 2000х в крупнейших американских музеях состоялись ретроспективные выставки этого живого классика. Участие в выставке «Искусство против нацизма» будет первым выступлением этого художника в России. Дуглас официально подтвердил свое участие и предоставил организаторам акции — Комитету 19 января — право на репринт его знаменитого постера 1969 года «Афроамериканская солидарность с угнетенными народами мира».

АФФИНИТИ ГРУППА, «ШАВЕРМА», 2010

АФФИНИТИ ГРУППА, «ШАВЕРМА», 2010 33.0 KiB, 63 hits

Не так давно арт-группа «Аффинити» совместно с группой «Верхотура и друзья» и анархистами Петербурга поздравили всех националистов с Днем русской нации. В самом оживленном месте Петербурга, над крышами Невского проспекта, вспыхнуло огромное шестиметровое граффити, раскрывающее главную тайну — «Нацисты едят шаверму тайком». Реакция националистов была столь бурной, что на следующий день граффити уже было закрашено коммунальными службами. Однако объективы фотоаппаратов и видеокамер сохранили в памяти это поздравление.

АНАТОЛИЙ БЕЛОВ, «РАСИЗМ», 2009

АНАТОЛИЙ БЕЛОВ, «РАСИЗМ», 2009 664.9 KiB, 14 hits

ДАРИНКА ПОП_МИТИЧ, из серии «БУДУЩЕЕ ПРОШЛОГО», 2010

ДАРИНКА ПОП_МИТИЧ, из серии «БУДУЩЕЕ ПРОШЛОГО», 2010 ДАРИНКА ПОП_МИТИЧ, из серии «БУДУЩЕЕ ПРОШЛОГО», 2010 717.6 KiB, 9 hits

Даринка Поп-Митич художница из Сербии. Участница крпнейших международных выставок по всему миру относится к поколению детей войны. Она настойчиво переосмысляет опыт межнациональной розни в Югославии, постоянно возвращаясь в своих работах к ключевым событиям в культуре и политике прошлого. Но не ностальгия определяет вектор ее творческого поиска, а освободительный потенциаял Истории и Памяти. Помнить, значит бороться.

ДМИТРИЙ ВИЛЕНСКИЙ, «ПОЧЕМУ НАЦИЗМ КОРИЧНЕВЫЙ», 2011

ДМИТРИЙ ВИЛЕНСКИЙ, «ПОЧЕМУ НАЦИЗМ КОРИЧНЕВЫЙ», 2011 266.4 KiB, 13 hits

ГРУППА ETC [этсетера], «ВСЕ ПРАВОВЫЕ?», 2011

ГРУППА ETC [этсетера], «ВСЕ ПРАВОВЫЕ?», 2011 968.6 KiB, 8 hits

Аргентинская группа ETC (этсетера) объединились много лет назад вокруг «Манифеста Эррориста» (от англ. error — ошибка). Они считают, что ошибка — это привилегия угнетенных и художников, которая, если научиться ей пользоваться может стать ярким выразительным средством и эффективным орудием борьбы. Большинство художников, участников акции-выставки «Искусство простив нацизма» предпочли сделать свои работы на неродном для них русском языке, потому что политическое искусство должно быть ясным и лаконичным. В этом смысле ошибки, допущенные в русском языке стоит рассматривать как осуществленное право любого человека говорить на любом языке и быть понятным не смотря на неточности, точнее, принимая эти неточности как часть отношений. Сам по себе стикер, который сделали аргентинские художники, пожалуй самая малоироничная и наиболее прямолинейная работа коллектива. Штамп в паспорте — унизительная процедура в которой государство предъявляет гражданину право ограниченного передвижения. Эта процедура — хлеб для ДПНИ и тому подобных, на этой процедуре построено то неравенство и проведена та граница «свой-чужой», дающая корм фашизму. Но тут есть еще одна важная ошибка, которая задает всей композиции совершенно иной, ироничный тони неожиданный зазор, в который как в ловушку попадает государство. Ваш паспорт — паспорт эррориста!

НИКИТА КАДАН (группа Р.Э.П.), «КСЕНОФОБИЯ РЯДОМ», 2009

НИКИТА КАДАН (группа Р.Э.П.), «КСЕНОФОБИЯ РЯДОМ», 2009 448.2 KiB, 17 hits

НИКОЛАЙ ОЛЕЙНИКОВ, «ПЕРВОКЛАССНИЦА», 2008

НИКОЛАЙ ОЛЕЙНИКОВ, «ПЕРВОКЛАССНИЦА», 2008 1.6 MiB, 18 hits

НИКОЛАЙ ОЛЕЙНИКОВ, «ТЕОРИЯ и ПРАКТИКА», 2010

НИКОЛАЙ ОЛЕЙНИКОВ, «ТЕОРИЯ и ПРАКТИКА», 2010 446.8 KiB, 19 hits

РОССЕЛЛА БИСКОТТИ, «СВОБОДА», 2011

РОССЕЛЛА БИСКОТТИ, «СВОБОДА», 2011 1.9 MiB, 12 hits

Росселла Бискотти молодая художница родом из Южной Италии. Как многие художники, она не живет там где родилась. Она иммигрировала в Нидерланды, где у нее есть больше возможностей осуществлять свою основную деятельность — быть художником. С Италией ее, тем не менее, связывает все. Основная тема Росселлы — историческая память и манипуляции этим хрупким конструктом со стороны государства, которое всегда определяет какой должна быть официальная память. Политическое становление художницы произошло в ранней юности, Росселла известный европейский художник остается верной принципам анархизма и антифашизма.

БАБИ БАДАЛОВ, из серии «СТОЙ, ФАШИСТЬ!», 2011

БАБИ БАДАЛОВ, из серии «СТОЙ, ФАШИСТЬ!», 2011 781.0 KiB, 10 hits

Баби Бадалов, художник, главной темой которого является его собственная судьба, характерная, впрочем, не только для него. Баби родился в Азербайджане и вынужден был эмигрировать. Он жил в Нью-Йоркских сквотах, британских лагерях для беженцев, парижских художественных мастерских, на складах и в отелях. При этом его невероятная любовь к жизни, искрометная ирония придают его «автоматическому рисованию» невероятную силу. Он рисует и пишет с ошибками, свойственными любому мигранту. Который впитывает язык и культуру каждого нового места жительства и через его работы все эти культуры мутируют в манифест стойкости и жизнелюбия.

КИБЕРСЕКТА, «ДОШЛИ», 2011

КИБЕРСЕКТА, «ДОШЛИ», 2011 33.0 KiB, 14 hits

В этой работе прямо показана наша реальность. Фашисты дошли победным маршем до московского кремля и провели свой парад 11 декабря. Сама надпись «дошли» была сделана неизвестным советским солдатом на стенах Рейхстага в начале мая 1945 года. Сейчас это означает так же, что мы с вами дошли до того, что такой парад стал фактически возможным.

МИХАИЛ СОБАЕВ, «РЕНТГЕН», 2011

МИХАИЛ СОБАЕВ, «РЕНТГЕН», 2011 33.0 KiB, 16 hits

Эта работа яркий пример активисткой графики в духе коллажей Джона Хартфильда, члена группы берлинских дадаистов, в 20-30-ые годы Хартфильд создавал коллажи для политических постеров и журналов, которые издавала компартия Германии — политические оппоненты гитлеровской национал-социалистической партии. На стикере Михаила Собаева рентгеновский снимок показывает размер и форму мозга неонациста.

РИГО 23, «...60 ЛЕТ НАЗАД», 2011

РИГО 23, «...60 ЛЕТ НАЗАД», 2011 1.4 MiB, 13 hits

Автор художник с португальского острова Мадейра, эмигрировал в США, живет в Сан-Франциско. Факт, что нацизм был низложен в 45 году и на стороне победителей был советский народ, в том числе граждане славянских национальностей, а то что происходит здесь и сейчас эмигрантом с Мадейры воспринимается как чистое безумие. Автор призывает посетителей метрополитена очухаться, припомнив уроки истории

ИВАН БРАЖКИН, «РОССИЯ», 2010

ИВАН БРАЖКИН, «РОССИЯ», 2010 1.8 MiB, 13 hits

Скажем кратко. Эта работа скандализирует логику обывателя. Наблюдательный и вдумчивый зритель наверняка заметил, что подавляющему большинству граждан России такая картина мира кажется естественной.

Группа SOCIETE REALISTE, «АЛЬФА и ОМЕГА», 2010

Группа SOCIETE REALISTE, «АЛЬФА и ОМЕГА», 2010 542.1 KiB, 8 hits

ЭЛЕОНОР ДЕ МОНТЕСКЬЮ, «СВЕТЛЯЧКИ», 2010

ЭЛЕОНОР ДЕ МОНТЕСКЬЮ, «СВЕТЛЯЧКИ», 2010 94.5 KiB, 9 hits

Элеонор была на прошлогодней акции 19 января и задокументировала происходившее у памятника Грибоедову. Стоит напомнить, в 20-ти градусный мороз техника часто капризничает и поначалу художница забраковала те снимки, которые пригодились нам в этом году. По прошествии года художница вспомнила о своем архиве, услышав призыв к участию в выставке «Искусство против нацизма». В размытых нечетких изображениях можно представить себе светлячков, которых Пьер-Паоло Пазолини считал метафорой нескончаемого процесса борьбы и сопротивления. Пазолини — один из крупнейших итальянских режиссеров и поэтов с ясной антифашистской позицией. Элеонор использовала фрагменты стихотворения Пазолини о светлячках и свою документацию акции 19 января 2009 года.

SkidLo Группа ЦВЕТАФОР г. Москва

SkidLo Группа ЦВЕТАФОР г. Москва 1.4 MiB, 7 hits

SkidLo Группа ЦВЕТАФОР г. Москва. Работа 2 1.4 MiB, 9 hits

SkidLo Группа ЦВЕТАФОР г. Москва. Работа 3 1.8 MiB, 15 hits<>

Оригинал

echo.msk.ru

Артивизм и акционизм - Бомбила

Говоря о творчестве активистских художественных групп нулевых (Агенда, Аффинити, Бабушка после похорон, Бомбилы, Война, Овощам.Нет, ПГ, Что делать) в сравнении с тем что делали московские акционисты девяностых (Бренер, Кулик, Мавроматти, Осмоловский) можно констатировать, что искусство стало более политизированным и интерактивным. Аффинити групп, 2010. "Нацисты едят шаверму тайком"

Если раньше мы видели художника чьи высказывания порождают социальные и политические смыслы, то теперь мы имеем дело с достаточно законспирированными командами политиков и социальных технологов пользующихся художественными средствами. Это новое для России культурное явление предложено назвать артивизмом.  Этот термин удобно использовать для обозначения художественного активизма второй половины нулевых. 

В этой заметке предпринимается попытка обозначить различия между московским акционизмом девяностых и артивизмом нулевых.

Политика

Важнейшим лейтмотивом творчества акционистов девяностых было выживание. Собачьи перформансы Олега Кулика были убедительной метафорой положения в котором очутился советский человек после шоковых неолиберальных реформ – образ выброшенной на улицу домашней собаки. Александр Бренер, Олег Кулик, 1994. "Последнее табу охраняемое одиноким Цербером"

Но создавая метафоры происходящего в стране, художники-акционисты не ставили перед собой политических целей, а выражали экзистенциальные состояния в диапазоне от эйфории до полного отчаяния, включая мазохизм, богоборчество и т.д.

Возможно, наиболее репрезентативной акцией девяностых является совместная акция Александра Бренера и Олега Кулика «Последнее табу охраняемое одиноким Цербером», когда Кулик бросался на прохожих и машины, а Бренер выкрикивал «В бездарной стране!». Манифестируемый смысл этой акции был защита искусства, которое и есть то самое последнее Табу которое  одинокий Цербер вызвался охранять в нашей многострадальной стране которую якобы только искусство может спасти от бездарности и пр. бед. Комментируя правда, не эту акцию, а скандал на Интерполе Славой Жижек сказал, что подобным образом художники манифестируют свое право на трансгрессию. Трансгрессию художественного жеста. Антон Николаев, 1993, "Лозунг"

Ретроспективно понятно, что таким образом московский акционизм очертил свой горизонт в политическом. Охрана границ искусства – единственная внятная политическая стратегия акционистов девяностых. Артивисты же начали свой путь в социум как открытый космос с того места, где остановились акционисты послушно вняв императиву «невлипания» в политику, который они некритично приняли от предыдущего поколения художников-концептуалистов.

Что касается стратегий артивизма, то уже сейчас определился достаточно широкий спектр от «когнитивного терроризма» «Войны» и Лоскутова, обессмысливающего идеологические и пропагандистские машины с применением стратегий subversive affirmation, до позитивных социальных стратегий, постановки конкретных политических целей: децентрализация страны и развитие регионов у «Бомбил», защита меньшинств и социально уязвимых групп (Евгений Флор, московская «Война»), построение коммунизма («Что делать?») и т.д. Внеправительственная комиссия, 1998. "Против всех"

Важно отметить, что на рубеже девяностых и нулевых было предпринято несколько попыток создать искусство близкого к современному артивизму: несколько инициатив Анатолия Осмоловского (Радек, Внеправительственная комиссия, Против всех) и «(Московский Союз Радикальных Художников)» Евгения Флора. Но, к сожалению, из-за жестких преследований со стороны ФСБ все эти начинания обрывались. Артивистов, заметим, это уже не пугает. Про Флора несколько лет не было слышно. Осмоловский же публично отказался от политического акционизма и занялся пропагандой высокого модернизма.  Сейчас он ездит на Селигерский форум и обвиняет сидящих в тюрьме артивистов в том, что они не художники.

Важно отметить, что акционисты девяностых редко заявляли о своей оппозиционности. Они склонны были воспринимать ельцинских либеральных реформаторов как союзников. Артивисты однозначно противостоят «кровавому путинскому режиму» и ставят перед собой цель его демонтировать, используя любые ненасильственные методы.

Проблема языка

Важным мотивом акционистов было создание нового языка в ситуации безъязычия, невнятности окружающей ситуации, слишком новой и неожиданной, чтобы сориентироваться лингвистически. Огромные усилия тратились на создание дискурсивной упаковки. Создавался язык, на котором можно было бы говорить о том, о чем в русской традиции не говорили. В частности об акционизме. Во многом это было определено необходимостью вписываться в западный контекст, во многом в традицию, заложенную предшествующим поколением художников-концептуалистов. Бомбилы, 2007. "Лозунг"

Сейчас эти попытки кажутся наивными, а искусствоведческие тексты тех времен ужасно перегруженными и скучными. Судя по всему, примерно такими же они казались и большинству читателей газеты «Сегодня» (главного рупора совриска 90-х), которые при покупке газеты вынимали страничку раздела «Культура» и отправляли ее в мусорный ящик не читая. «Художественный журнал» до широкой публики не доходил, но читать его было мучительно даже участникам художественного процесса.

Современные артивисты (возможно, за исключением «Что делать?», которые тратят кучу времени и усилий на создание и поддержание декоративного левого дискурса) отказываются от создания собственных языков, экспроприируя языки тех социальных сред и медиа, то есть областей социума как открытого космоса, куда артивистов постоянно сносит.

Действия артивистов стремятся к тому чтобы быть политическими жестами. Языки, на которых они разговаривают – политизированные пиджины интуитивно понятные представителям самого широкого спектра политических и социальных групп. О связях с искусством девяностых напоминает лишь чуть уловимый акцент.  

Традиция

Главная заслуга акционистов девяностых в том, что они начав с нуля, сделали этот невиданный способ художественного действия востребованным и интересным социуму. С артистическими экспериментами русских авангардистов начала века был слишком большой разрыв, чтобы можно было бы говорить о корнях. Я бы сказал, что появление акционизма из стихийного жеста покойного Гриши Гусарова и теперешнего завсегдатая Селигера Анатолия Осмоловского, которые тогда за несколько месяцев до развала совка вытащили своих товарищей на Красную площадь, чтобы выложить своими телами три буквы «ХУЙ» напротив мавзолея. Олег Кулик помогал в организации акции. Это важное для начала девяностых событие разбудило Александра Бренера и Олега Мавроматти. ЭТИ, 1991, "Эти-текст"

Видимо, акционизм вообще возникает в бурные периоды истории. Стоит вспомнить всплески юродствования в период реакционного русского возрождения (термин Вадима Кожинова) или артистические эксперименты русского авангарда, рожденного в революционных бурях. Но как бы то не было, акционисты девяностых не соотносились с предыдущими эпохами. Артивисты уже имели и развивали традицию заложенную московским акционизмом и находят подобные явления в истории и соотносятся с ними. Когда мы с «Войной» жили в подвале на ул.Свободы и обсуждали готовящиеся акции частыми аргументами были «Бренер (Мавроматти, Кулик, Осмоловский) сделал бы так».

Роль терроризма

Уничтожение двух башен мусульманскими террористами Всемирного Торгового центра резко сменил оптику восприятия современного искусства в мире. Если раньше художник использующий публичные художественные и паратеатральные практики еще мог позволить соотноситься только с историей искусства, сейчас он неминуемо влипает в смысловые поля связанные с терроризмом. И кстати, наоборот (история с композитором Карлом Штокхаузеном). Любая громкая акция нынешних артивистов в медиа неминуемо ассоциируется с терактами. Любые разговоры о том насколько она вписана в традицию искусства отодвигаются на задний план и способны породить лишь дополнительные смыслы.

Не случайно профессор Дартмуртского Университета Михаил Гронас, описывавший деятельность «Бомбил» и «Войны» предложил использовать термин «когнитивный терроризм». Т.е. художники с помощью символического насилия добиваются сходных медийных эффектов с теми, которые удаются террористам с помощью субъективного насилия (термин Славоя Жижека).

Это резко отличает ситуацию девяностых от ситуации нулевых, когда вместо террористов были бандиты. Акционисты жили во времена ожесточенных бандитских войн за собственность, но эта реальность не особо волновала художников. Строительство арт-рынка занимало их больше.

Репрезентация

При том что акции акционистов и артивистов внешне похожи, используются разные стратегии выражения (репрезентации). Репрезентация акционистов сводилась непосредственно к самой акции, продукт артивистов – к авторскому отчету в интернете и всегда является вбросом информации в медиа-среду, который должен вызвать бурную реакцию и последующее обсуждение. В артивистких командах часто существует «специалист по тонкой дискурсивной настройке», который раскачивает медийную среду, провоцирует ее на реакции и порождение дополнительных смыслов. Можно с уверенностью говорить о том что артивизм интерактивен.

У акционизма такого не было – была ориентация на художественную, узко профессиональную среду. Хотя нужно признать, что умение Олега Кулика работать с медиа во многом предвосхитило интерактивность следующего поколения художников, которые сделали ее своей репрезентационной стратегией.

Вымывание смысла Бомбилы, 2007 "БПХ"

Созданная за последнее «новозастойное» десятилетие медиаполитическая система сделала невозможным любое прямое политическое высказывание, которая сразу же «упаковывается» в маргинальные обложки в русле стратегии противостояния «экспансии меньшинства», предложенной Кремлю в начале нулевых политтехнологом Глебом Павловским.

Парадоксальным образом для того чтобы оказаться услышанным необходимо произнести что-то бессмысленное, точнее обыссмысливающее, взламывающее внутренние механизмы пропагандистских машин, эффективно канализирующих любые позитивные высказывания снизу. 

Не случайно медиартивисты (в первую очередь «Война» и Артем Лоскутов) активно используют стратегии subversive affirmation (см. статью Марины Перчихиной), которые вызывают крайне нервную реакцию властей и оказываются эффективными, что помогает артивистам проникать в медиа в том числе и лояльные властям.

Эта ситуация специфична для артивизма. Акционизм, опасающийся выходов в открытый социум и живший в странном информационном поле бульварных газет и специализированных высокоинтеллектуальных изданий о современном искусстве, не сталкивался с этими проблемами.

В этом месте логично было бы подвести итоги, сделать прогнозы развития артивизма в России. Но это делать пока рано несмотря на то что с этим культурным явлением связаны ожидания.

 

halfaman.livejournal.com

Белый расист Толкиен или тайна арийской матрешки

37 комментариев — :

(Удалённый комментарий)

фейковы аккаунт, легко же гуглится.

Дедушка кстати весьма анекдотичен.

- Вовочка,а правда что ты во время войны солдатам помогал?- Да,правда.Снаряды подносил!- А они тебя хвалили?- Да,хвалили!Говорят : - Гуд,гуд,Вольдемар!Зер гуд,вольдемар.

Шо это было?)

Это последствия избавления от тоталитарных оков. -)

"Нацисты едят шаверму тайком"(ц) бесподобно.

Edited at 2013-11-26 13:08 (UTC)

"У мальчика был гемостаз"...Давно так не смеялся.

В дополнение, так сказать. Увидел в ленте новостей и мимо пройти просто не смог.

Ох ты ж...

Ну, первое это легко: на броневике "Сторож революции".

На 4-й картинке, там где НОД, что не так? Оккупанты у власти, вроде правильно всё.

Путается причина и следствие даже по меркам Федорова. Сначала развалили СССР, а потом у власти оккупанты оказались.

Офигенно, Божественно, Апофеозично!!!!!!

Полковник, откуда вы такие картинки берёте???

Про Троцкого, Брамса и Шаверму - шедевры!!!

Остальное постоянно вызывает вопрос: Интернет плодит сумасшедших или просто выставляет их на всеобщее обозрение?

Re: Офигенно, Божественно, Апофеозично!!!!!!

Я где-то раз в месяц хожу по ссылке в посте, там за это время много такого добра набирается. То что у меня, это выборка из того, что понравилось - там на деле такого добра просто куча.

"Нацисты едят шаверму тайком"Влочья >_<

Гасанов - хаосит!

Фёдрову не нравится конституция 1993 года?Вах, неужели он предложит вернуть конституцию 1977 года!?

На счет надписи СС на каске. У нас в ВВ МВД РФ в дембельских альбомах отдельные личности тоже писали "солдат СС", что означало солдат срочной службы.

По поводу нацистов и шавермы. Мой друг мне рассказывал, что общаясь с одним из скинов услышал примерно следующее: "Вот я же русский, должен любить кашу и щи, а какого же хрена меня так и тянет в "узбечку" зайти пожрать?"

по мне так отмаза с порядковым номером на каске фуфло.

Шикарнейшая подброка. Идиотия на марше! Больше всего понравилось про цареубийцу Сталина и «Тлен — Боль — РСФСР».

Кстати, если кому нужно продолжение подобного банкета — то вот здесь есть просто гора подобного эпика.

Спасибо, посмеялся.

понравилось про немецкое командование, которое кормило солдат селедкой. Хитроумно.

colonelcassad.livejournal.com

антифашистские митинги пройдут по всей России » Deyerler AIN

Антифашисткие митинги, приуроченные к дню памяти антифашистов адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, пройдут сегодня в ряде городов России. Среди них Москва, Санкт-Петербург, Пермь, Тюмень.

Целью акций является привлечение внимания россиян к проблеме ненависти на национальной почве, с которой боролись убитые два года назад Маркелов и Бабурова.

Официальным организатором мероприятия в Москве выступила глава Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева, пишет Lenta.ru. Шествие начнется в 19:30 у памятника Тимирязеву на Никитских воротах и завершится митингом в Новопушкинском сквере. Митинг должен окончиться в 22:00, согласованное количество участников - 500 человек. Основную работу по организации мероприятия взял на себя "Комитет 19 января", созданный активистами после убийства Маркелова и Бабуровой.

Одним из организаторов акции 19 января в Санкт-Петербурге вступил Антидискриминационный центр "Мемориал". Петербургские правозащитники призывают "всех неравнодушных поддержать общественное действие "Вместе против фашизма" и прийти на Троицкую площадь (недалеко от станции метро Горьковская) 19 января в 18 часов".

"Мы хотим привлечь внимание пермяков к проблеме ненависти на национальной почве и свободной борьбы за свои взгляды, в которой гибнут наши товарищи. Для Перми проблема фашизма актуальна, как и для любого другого города — здесь подрастают маленькие неонацисты. Мы хотим, чтобы их родители внимательно относились к воспитанию", - рассказала одна из организаторов пермского пикета. На акции, которая начнется в 18 часов в сквере возле театра оперы и балета, разрешено воспроизведение музыки и использование плакатов с лозунгами, сообщает портал "Пермский мост".

В Тюмени 19 января в 18 часов у памятника Борцам революции также почтят память Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой. Как объяснил один из участников предстоящей в Тюмени акции Антон Ливнев, даже само место проведения акции – не случайно. "Люди погибли, отстаивая свои интересы, поэтому вполне символично, что 19 января цветы будут возложены именно к памятнику Борцам революции", - заявил Антон Ливнев, слова которого приводит портал "72.ru".

19 января, в 12.00 состоится пикет и в Саратове. Мероприятие организовано местными антифашистами на площади Петра Столыпина. Предполагаемое количество участников - от 30 до 50. Лидер саратовского антифашистского движения Олег Петров сообщил, что заявленный пикет пройдет под общим лозунгом "Нет политическим убийствам!", а также против нацизма и фашизма – "Нацист тайком ест шаурму", "Нет фашизму!" "Остановим нацистский террор!", "Когда мы едины, мы непобедимы!"

"Акция направлена не только на солидарность со столичными антифашистами, но и призвана обратить внимание на опасность нацизма и в нашем регионе – она пока, к сожалению, более чем реальна. Поэтому мы предлагаем присоединиться к пикету и представителей национальных диаспор", - сказал Петров, слова которого приводит информационное агентство "Взгляд-инфо".

Комитет "19 января" призывает всех честных людей, которым дороги идеалы свободы, справедливости и просто нормальной жизни в нашей стране людей разных национальностей, вероисповеданий, убеждений и жизненных принципов – выйти на антифашистскую демонстрацию в Москве и других городах России без партийной символики и флагов политических движений и организаций.

"Мы собираемся принести портреты погибших от рук нацистов, транспаранты с их именами, свечи, цветы. Но это будет не просто акция памяти, не просто поминовение погибших. 19 января 2011 года должно стать днём решимости, днём протеста, днём борьбы с угрозой фашизма в России", - говорится в сообщении, опубликованном в блоге организации.

Правозащитники намерены не только почтить память Маркелова, Бабуровой и других жертв идеологического и политического террора, но и выступить против политических убийств, проявлений расизма, межнациональной и религиозной вражды, против использования шовинизма и ксенофобии в политике и общественной жизни, сообщает "Кавказский узел". /islamnews/

deyerler.org

Акционизм и артивизм - музей актуального искусства ART4.RU

Говоря о творчестве активистских художественных групп нулевых (Агенда, Аффинити, Бабушка после похорон, Бомбилы, Война, Овощам.Нет, ПГ, Что делать) в сравнении с тем что делали московские акционисты девяностых (Бренер, Кулик, Мавроматти, Осмоловский) можно констатировать, что искусство стало более политизированным и интерактивным. Аффинити групп, 2010. "Нацисты едят шаверму тайком"

Если раньше мы видели художника чьи высказывания порождают социальные и политические смыслы, то теперь мы имеем дело с достаточно законспирированными командами политиков и социальных технологов пользующихся художественными средствами. Это новое для России культурное явление предложено назвать артивизмом.  Этот термин удобно использовать для обозначения художественного активизма второй половины нулевых. 

В этой заметке предпринимается попытка обозначить различия между московским акционизмом девяностых и артивизмом нулевых.

Политика

Важнейшим лейтмотивом творчества акционистов девяностых было выживание. Собачьи перформансы Олега Кулика были убедительной метафорой положения в котором очутился советский человек после шоковых неолиберальных реформ – образ выброшенной на улицу домашней собаки. Александр Бренер, Олег Кулик, 1994. "Последнее табу охраняемое одиноким Цербером"

Но создавая метафоры происходящего в стране, художники-акционисты не ставили перед собой политических целей, а выражали экзистенциальные состояния в диапазоне от эйфории до полного отчаяния, включая мазохизм, богоборчество и т.д.

Возможно, наиболее репрезентативной акцией девяностых является совместная акция Александра Бренера и Олега Кулика «Последнее табу охраняемое одиноким Цербером», когда Кулик бросался на прохожих и машины, а Бренер выкрикивал «В бездарной стране!». Манифестируемый смысл этой акции был защита искусства, которое и есть то самое последнее Табу которое  одинокий Цербер вызвался охранять в нашей многострадальной стране которую якобы только искусство может спасти от бездарности и пр. бед. Комментируя правда, не эту акцию, а скандал на Интерполе Славой Жижек сказал, что подобным образом художники манифестируют свое право на трансгрессию. Трансгрессию художественного жеста. Антон Николаев, 1993, "Лозунг"

Ретроспективно понятно, что таким образом московский акционизм очертил свой горизонт в политическом. Охрана границ искусства – единственная внятная политическая стратегия акционистов девяностых. Артивисты же начали свой путь в социум как открытый космос с того места, где остановились акционисты послушно вняв императиву «невлипания» в политику, который они некритично приняли от предыдущего поколения художников-концептуалистов.

Что касается стратегий артивизма, то уже сейчас определился достаточно широкий спектр от «когнитивного терроризма» «Войны» и Лоскутова, обессмысливающего идеологические и пропагандистские машины с применением стратегий subversive affirmation, до позитивных социальных стратегий, постановки конкретных политических целей: децентрализация страны и развитие регионов у «Бомбил», защита меньшинств и социально уязвимых групп (Евгений Флор, московская «Война»), построение коммунизма («Что делать?») и т.д. Внеправительственная комиссия, 1998. "Против всех"

Важно отметить, что на рубеже девяностых и нулевых было предпринято несколько попыток создать искусство близкого к современному артивизму: несколько инициатив Анатолия Осмоловского (Радек, Внеправительственная комиссия, Против всех) и «Союз Авангардных Художников» Евгения Флора. Но, к сожалению, из-за жестких преследований со стороны ФСБ все эти начинания обрывались. Артивистов, заметим, это уже не пугает. Про Флора несколько лет не было слышно. Осмоловский же публично отказался от политического акционизма и занялся пропагандой высокого модернизма.  Сейчас он ездит на Селигерский форум и обвиняет сидящих в тюрьме артивистов в том, что они не художники.

Важно отметить, что акционисты девяностых редко заявляли о своей оппозиционности. Они склонны были воспринимать ельцинских либеральных реформаторов как союзников. Артивисты однозначно противостоят «кровавому путинскому режиму» и ставят перед собой цель его демонтировать, используя любые ненасильственные методы.

Проблема языка

Важным мотивом акционистов было создание нового языка в ситуации безъязычия, невнятности окружающей ситуации, слишком новой и неожиданной, чтобы сориентироваться лингвистически. Огромные усилия тратились на создание дискурсивной упаковки. Создавался язык, на котором можно было бы говорить о том, о чем в русской традиции не говорили. В частности об акционизме. Во многом это было определено необходимостью вписываться в западный контекст, во многом в традицию, заложенную предшествующим поколением художников-концептуалистов. Бомбилы, 2007. "Лозунг"

Сейчас эти попытки кажутся наивными, а искусствоведческие тексты тех времен ужасно перегруженными и скучными. Судя по всему, примерно такими же они казались и большинству читателей газеты «Сегодня» (главного рупора совриска 90-х), которые при покупке газеты вынимали страничку раздела «Культура» и отправляли ее в мусорный ящик не читая. «Художественный журнал» до широкой публики не доходил, но читать его было мучительно даже участникам художественного процесса.

Современные артивисты (возможно, за исключением «Что делать?», которые тратят кучу времени и усилий на создание и поддержание декоративного левого дискурса) отказываются от создания собственных языков, экспроприируя языки тех социальных сред и медиа, то есть областей социума как открытого космоса, куда артивистов постоянно сносит.

Действия артивистов стремятся к тому чтобы быть политическими жестами. Языки, на которых они разговаривают – политизированные пиджины интуитивно понятные представителям самого широкого спектра политических и социальных групп. О связях с искусством девяностых напоминает лишь чуть уловимый акцент.  

Традиция

Главная заслуга акционистов девяностых в том, что они начав с нуля, сделали этот невиданный способ художественного действия востребованным и интересным социуму. С артистическими экспериментами русских авангардистов начала века был слишком большой разрыв, чтобы можно было бы говорить о корнях. Я бы сказал, что появление акционизма из стихийного жеста покойного Гриши Гусарова и теперешнего завсегдатая Селигера Анатолия Осмоловского, которые тогда за несколько месяцев до развала совка вытащили своих товарищей на Красную площадь, чтобы выложить своими телами три буквы «ХУЙ» напротив мавзолея. Олег Кулик помогал в организации акции. Это важное для начала девяностых событие разбудило Александра Бренера и Олега Мавроматти. ЭТИ, 1991, "Эти-текст"

Видимо, акционизм вообще возникает в бурные периоды истории. Стоит вспомнить всплески юродствования в период реакционного русского возрождения (термин Вадима Кожинова) или артистические эксперименты русского авангарда, рожденного в революционных бурях. Но как бы то не было, акционисты девяностых не соотносились с предыдущими эпохами. Артивисты уже имели и развивали традицию заложенную московским акционизмом и находят подобные явления в истории и соотносятся с ними. Когда мы с «Войной» жили в подвале на ул.Свободы и обсуждали готовящиеся акции частыми аргументами были «Бренер (Мавроматти, Кулик, Осмоловский) сделал бы так».

Роль терроризма

Уничтожение двух башен мусульманскими террористами Всемирного Торгового центра резко сменил оптику восприятия современного искусства в мире. Если раньше художник использующий публичные художественные и паратеатральные практики еще мог позволить соотноситься только с историей искусства, сейчас он неминуемо влипает в смысловые поля связанные с терроризмом. И кстати, наоборот (история с композитором Карлом Штокхаузеном). Любая громкая акция нынешних артивистов в медиа неминуемо ассоциируется с терактами. Любые разговоры о том насколько она вписана в традицию искусства отодвигаются на задний план и способны породить лишь дополнительные смыслы.

Не случайно профессор Дартмуртского Университета Михаил Гронас, описывавший деятельность «Бомбил» и «Войны» предложил использовать термин «когнитивный терроризм». Т.е. художники с помощью символического насилия добиваются сходных медийных эффектов с теми, которые удаются террористам с помощью субъективного насилия (термин Славоя Жижека).

Это резко отличает ситуацию девяностых от ситуации нулевых, когда вместо террористов были бандиты. Акционисты жили во времена ожесточенных бандитских войн за собственность, но эта реальность не особо волновала художников. Строительство арт-рынка занимало их больше.

Репрезентация

При том что акции акционистов и артивистов внешне похожи, используются разные стратегии выражения (репрезентации). Репрезентация акционистов сводилась непосредственно к самой акции, продукт артивистов – к авторскому отчету в интернете и всегда является вбросом информации в медиа-среду, который должен вызвать бурную реакцию и последующее обсуждение. В артивистких командах часто существует «специалист по тонкой дискурсивной настройке», который раскачивает медийную среду, провоцирует ее на реакции и порождение дополнительных смыслов. Можно с уверенностью говорить о том что артивизм интерактивен.

У акционизма такого не было – была ориентация на художественную, узко профессиональную среду. Хотя нужно признать, что умение Олега Кулика работать с медиа во многом предвосхитило интерактивность следующего поколения художников, которые сделали ее своей репрезентационной стратегией.

Вымывание смысла Бомбилы, 2007 "БПХ"

Созданная за последнее «новозастойное» десятилетие медиаполитическая система сделала невозможным любое прямое политическое высказывание, которая сразу же «упаковывается» в маргинальные обложки в русле стратегии противостояния «экспансии меньшинства», предложенной Кремлю в начале нулевых политтехнологом Глебом Павловским.

Парадоксальным образом для того чтобы оказаться услышанным необходимо произнести что-то бессмысленное, точнее обыссмысливающее, взламывающее внутренние механизмы пропагандистских машин, эффективно канализирующих любые позитивные высказывания снизу. 

Не случайно медиартивисты (в первую очередь «Война» и Артем Лоскутов) активно используют стратегии subversive affirmation (см. статью Марины Перчихиной), которые вызывают крайне нервную реакцию властей и оказываются эффективными, что помогает артивистам проникать в медиа в том числе и лояльные властям.

Эта ситуация специфична для артивизма. Акционизм, опасающийся выходов в открытый социум и живший в странном информационном поле бульварных газет и специализированных высокоинтеллектуальных изданий о современном искусстве, не сталкивался с этими проблемами.

В этом месте логично было бы подвести итоги, сделать прогнозы развития артивизма в России. Но это делать пока рано несмотря на то что с этим культурным явлением связаны ожидания.

art4ru.livejournal.com

Артивизм и акционизм: nazbol_art

Говоря о творчестве активистских художественных групп нулевых (Агенда, Аффинити, Бабушка после похорон, Бомбилы, Война, ПГ, Что делать) в сравнении с тем что делали московские акционисты девяностых (Бренер, Кулик, Мавроматти, Осмоловский) можно констатировать, что искусство стало более политизированным и интерактивным. Аффинити групп, 2010. "Нацисты едят шаверму тайком"

Если раньше мы видели художника чьи высказывания порождают социальные и политические смыслы, то теперь мы имеем дело с достаточно законспирированными командами политиков и социальных технологов пользующихся художественными средствами. Это новое для России культурное явление предложено назвать артивизмом.  Этот термин удобно использовать для обозначения художественного активизма второй половины нулевых. 

В этой заметке предпринимается попытка обозначить различия между московским акционизмом девяностых и артивизмом нулевых.

Политика

Важнейшим лейтмотивом творчества акционистов девяностых было выживание. Собачьи перформансы Олега Кулика были убедительной метафорой положения в котором очутился советский человек после шоковых неолиберальных реформ – образ выброшенной на улицу домашней собаки. Александр Бренер, Олег Кулик, 1994. "Последнее табу охраняемое одиноким Цербером"

Но создавая метафоры происходящего в стране, художники-акционисты не ставили перед собой политических целей, а выражали экзистенциальные состояния в диапазоне от эйфории до полного отчаяния, включая мазохизм, богоборчество и т.д.

Возможно, наиболее репрезентативной акцией девяностых является совместная акция Александра Бренера и Олега Кулика «Последнее табу охраняемое одиноким Цербером», когда Кулик бросался на прохожих и машины, а Бренер выкрикивал «В бездарной стране!». Манифестируемый смысл этой акции был защита искусства, которое и есть то самое последнее Табу которое  одинокий Цербер вызвался охранять в нашей многострадальной стране которую якобы только искусство может спасти от бездарности и пр. бед. Комментируя правда, не эту акцию, а скандал на Интерполе Славой Жижек сказал, что подобным образом художники манифестируют свое право на трансгрессию. Трансгрессию художественного жеста. Антон Николаев, 1993, "Лозунг"

Ретроспективно понятно, что таким образом московский акционизм очертил свой горизонт в политическом. Охрана границ искусства – единственная внятная политическая стратегия акционистов девяностых. Артивисты же начали свой путь в социум как открытый космос с того места, где остановились акционисты послушно вняв императиву «невлипания» в политику, который они некритично приняли от предыдущего поколения художников-концептуалистов.

Что касается стратегий артивизма, то уже сейчас определился достаточно широкий спектр от «когнитивного терроризма» «Войны» и Лоскутова, обессмысливающего идеологические и пропагандистские машины с применением стратегий subversive affirmation, до позитивных социальных стратегий, постановки конкретных политических целей: децентрализация страны и развитие регионов у «Бомбил», защита меньшинств и социально уязвимых групп (Евгений Флор, московская «Война»), построение коммунизма («Что делать?») и т.д. Внеправительственная комиссия, 1998. "Против всех"

Важно отметить, что на рубеже девяностых и нулевых было предпринято несколько попыток создать искусство близкого к современному артивизму: несколько инициатив Анатолия Осмоловского (Радек, Внеправительственная комиссия, Против всех) и «Союз Авангардных Художников» Евгения Флора. Но, к сожалению, из-за жестких преследований со стороны ФСБ все эти начинания обрывались. Артивистов, заметим, это уже не пугает. Про Флора несколько лет не было слышно. Осмоловский же публично отказался от политического акционизма и занялся пропагандой высокого модернизма.  Сейчас он ездит на Селигерский форум и обвиняет сидящих в тюрьме артивистов в том, что они не художники.

Важно отметить, что акционисты девяностых редко заявляли о своей оппозиционности. Они склонны были воспринимать ельцинских либеральных реформаторов как союзников. Артивисты однозначно противостоят «кровавому путинскому режиму» и ставят перед собой цель его демонтировать, используя любые ненасильственные методы.

Проблема языка

Важным мотивом акционистов было создание нового языка в ситуации безъязычия, невнятности окружающей ситуации, слишком новой и неожиданной, чтобы сориентироваться лингвистически. Огромные усилия тратились на создание дискурсивной упаковки. Создавался язык, на котором можно было бы говорить о том, о чем в русской традиции не говорили. В частности об акционизме. Во многом это было определено необходимостью вписываться в западный контекст, во многом в традицию, заложенную предшествующим поколением художников-концептуалистов. Бомбилы, 2007. "Лозунг"

Сейчас эти попытки кажутся наивными, а искусствоведческие тексты тех времен ужасно перегруженными и скучными. Судя по всему, примерно такими же они казались и большинству читателей газеты «Сегодня» (главного рупора совриска 90-х), которые при покупке газеты вынимали страничку раздела «Культура» и отправляли ее в мусорный ящик не читая. «Художественный журнал» до широкой публики не доходил, но читать его было мучительно даже участникам художественного процесса.

Современные артивисты (возможно, за исключением «Что делать?», которые тратят кучу времени и усилий на создание и поддержание декоративного левого дискурса) отказываются от создания собственных языков, экспроприируя языки тех социальных сред и медиа, то есть областей социума как открытого космоса, куда артивистов постоянно сносит.

Действия артивистов стремятся к тому чтобы быть политическими жестами. Языки, на которых они разговаривают – политизированные пиджины интуитивно понятные представителям самого широкого спектра политических и социальных групп. О связях с искусством девяностых напоминает лишь чуть уловимый акцент.  

Традиция

Главная заслуга акционистов девяностых в том, что они начав с нуля, сделали этот невиданный способ художественного действия востребованным и интересным социуму. С артистическими экспериментами русских авангардистов начала века был слишком большой разрыв, чтобы можно было бы говорить о корнях. Я бы сказал, что появление акционизма из стихийного жеста покойного Гриши Гусарова и теперешнего завсегдатая Селигера Анатолия Осмоловского, которые тогда за несколько месяцев до развала совка вытащили своих товарищей на Красную площадь, чтобы выложить своими телами три буквы «ХУЙ» напротив мавзолея. Олег Кулик помогал в организации акции. Это важное для начала девяностых событие разбудило Александра Бренера и Олега Мавроматти. ЭТИ, 1991, "Эти-текст"

Видимо, акционизм вообще возникает в бурные периоды истории. Стоит вспомнить всплески юродствования в период реакционного русского возрождения (термин Вадима Кожинова) или артистические эксперименты русского авангарда, рожденного в революционных бурях. Но как бы то не было, акционисты девяностых не соотносились с предыдущими эпохами. Артивисты уже имели и развивали традицию заложенную московским акционизмом и находят подобные явления в истории и соотносятся с ними. Когда мы с «Войной» жили в подвале на ул.Свободы и обсуждали готовящиеся акции частыми аргументами были «Бренер (Мавроматти, Кулик, Осмоловский) сделал бы так».

Роль терроризма

Уничтожение двух башен мусульманскими террористами Всемирного Торгового центра резко сменил оптику восприятия современного искусства в мире. Если раньше художник использующий публичные художественные и паратеатральные практики еще мог позволить соотноситься только с историей искусства, сейчас он неминуемо влипает в смысловые поля связанные с терроризмом. И кстати, наоборот (история с композитором Карлом Штокхаузеном). Любая громкая акция нынешних артивистов в медиа неминуемо ассоциируется с терактами. Любые разговоры о том насколько она вписана в традицию искусства отодвигаются на задний план и способны породить лишь дополнительные смыслы.

Не случайно профессор Дартмуртского Университета Михаил Гронас, описывавший деятельность «Бомбил» и «Войны» предложил использовать термин «когнитивный терроризм». Т.е. художники с помощью символического насилия добиваются сходных медийных эффектов с теми, которые удаются террористам с помощью субъективного насилия (термин Славоя Жижека).

Это резко отличает ситуацию девяностых от ситуации нулевых, когда вместо террористов были бандиты. Акционисты жили во времена ожесточенных бандитских войн за собственность, но эта реальность не особо волновала художников. Строительство арт-рынка занимало их больше.

Репрезентация

При том что акции акционистов и артивистов внешне похожи, используются разные стратегии выражения (репрезентации). Репрезентация акционистов сводилась непосредственно к самой акции, продукт артивистов – к авторскому отчету в интернете и всегда является вбросом информации в медиа-среду, который должен вызвать бурную реакцию и последующее обсуждение. В артивистких командах часто существует «специалист по тонкой дискурсивной настройке», который раскачивает медийную среду, провоцирует ее на реакции и порождение дополнительных смыслов. Можно с уверенностью говорить о том что артивизм интерактивен.

У акционизма такого не было – была ориентация на художественную, узко профессиональную среду. Хотя нужно признать, что умение Олега Кулика работать с медиа во многом предвосхитило интерактивность следующего поколения художников, которые сделали ее своей репрезентационной стратегией.

Вымывание смысла Бомбилы, 2007 "БПХ"

Созданная за последнее «новозастойное» десятилетие медиаполитическая система сделала невозможным любое прямое политическое высказывание, которая сразу же «упаковывается» в маргинальные обложки в русле стратегии противостояния «экспансии меньшинства», предложенной Кремлю в начале нулевых политтехнологом Глебом Павловским.

Парадоксальным образом для того чтобы оказаться услышанным необходимо произнести что-то бессмысленное, точнее обыссмысливающее, взламывающее внутренние механизмы пропагандистских машин, эффективно канализирующих любые позитивные высказывания снизу. 

Не случайно медиартивисты (в первую очередь «Война» и Артем Лоскутов) активно используют стратегии subversive affirmation (см. статью Марины Перчихиной), которые вызывают крайне нервную реакцию властей и оказываются эффективными, что помогает артивистам проникать в медиа в том числе и лояльные властям.

Эта ситуация специфична для артивизма. Акционизм, опасающийся выходов в открытый социум и живший в странном информационном поле бульварных газет и специализированных высокоинтеллектуальных изданий о современном искусстве, не сталкивался с этими проблемами.

В этом месте логично было бы подвести итоги, сделать прогнозы развития артивизма в России. Но это делать пока рано несмотря на то что с этим культурным явлением связаны ожидания.

nazbol-art.livejournal.com

Учитесь, славяне, любить свой город и бороться с коричневой чумой.: mikle1

 
Надпись на плакате: "Что делает нацист на минном поле? Шаг в правильном направлении!"
Довольно интересна подача новостей на скажем так, русскоязычном пространстве. Сначала на протяжении нескольких недель всячески обмусоливали готовящийся парад неонацистов в Дрездене, возмущались разрешением властей этот парад провести, а потом.... А потом вроде как и ничего. Так, петитом, мол мероприятие не состоялось. Точнее состоялось, но не так. Беспорядки и столкновения, фа-фа, ля-ля. Может потому, что стыдно? Ведь в странах-победителях фашизма неонацисты устраивают факельные шествия вполне безнаказанно. И никто, включая население, им не мешает. Хотя этих новых наци даже за деньги больше пары сотен не набирают на одну ходку. Даже в городах-миллионниках.  А в Дрездене левые активисты и горожане сорвали траурный марш неонацистов без всякой помощи властей. Скорее, наоборот. Спасибо немецкому френду http://www.woschod.de

Две недели назад  в Дрездене должен был состояться траурный ежегодный марш немецких неонацистов, приуроченный к 65-летанию со дня бомбардировки города авиацией союзников. Должен был, но не состоялся. Около 15 тысяч горожан выстроились живой цепью вокруг исторического центра Дрездена, чтобы не пустить туда неонацистов. Активно действовали многочисленные антифашисты, анархисты и активисты левых организаций, которые на весь день забаррикадировали и закрыли сидячими пикетами все улицы вокруг вокзала Нойштадт, где собирались неонацисты. Таким образом, марш закончился так и не начавшись: полиция отменила мероприятие, заявив, что не может гарантировать безопасность его участников. Неонацисты разъехались из Дрездена ни с чем. Фотоотчет из Дрездена с фото под катом

 
"Нет больше фашизму"
 
 
Полицейский пикет перед баррикадой из магазинных тележек на улице Фрица Ройтера
 
"Быть нацистом, значит наживать себе ПРОБЛЕМЫ!"
 
"Для фашистов и разжигателей войны - Сталинград"
 
"Никогда больше фашизма, никогда больше войны"
 
Полицейские ломают горящую баррикаду из мусорных баков
 
"Нацисты тайком едят шаурму"
 
Между полицией и левыми демонстрантами произошел ряд столкновений
 
Анархист и коммунистический флаг
 
Водомет тушит горящую баррикаду из мусорных баков
 
Левые блокировали улицы несколько часов, грелись подручными средствами
Полицейские вертолеты полностью контролировали воздушное пространство Дрездена. Демонстранты - город.Полиция в основном тренировалась на тележках и пила тоник втихаряс сайта http://www.woschod.de/2010/02/13/dresden-13-februar-nazis-erfolgreich-blockiert/comment-page-1/#comment-18355

mikle1.livejournal.com


Смотрите также